Послать e-mail

Гл. Редактор
Public relations
Отдел рекламы
Web master

            Контакт
    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОЛИТИКА

Правда ли, что поляки не любят русских?
Февраль 2007


Милош Петр Внук
профессор, Председатель Совета Польского фонда американской культуры

Вместо предисловия

“Россия была и продолжает оставаться одной из польских навязчивых идей... Правда, мало кто, говоря о русских, отважится сказать прямо: “Я бы хотел, чтобы их вообще не было”, но такое “благое пожелание” наверняка не чуждо многим современным полякам. Однако Россия есть, и этот факт невозможно игнорировать”.

(Мирослав Филипович в предисловии к своей книге “Перед лицом России”, Monografie Instytutu Europy Środkowo-Wschodniej, tom 2, Lublin, 2000).

Чтобы понять русских, надо преодолеть страх, кровь и предубежденность. Правда, два первых элемента страх и кровь уже остались в прошлом, охватывающем несколько последних столетий, и не должны препятствовать свободному обмену творческими мыслями.

Однако, они все еще крепко сидят в нашем национальном сознании. Кажется, Норвид сказал, что мы прекрасный народ, но никуда негодное общество. Это выразилось в потере независимости и более чем столетнем отсутствии государственности. И все же это касается минувших веков: XVIII, XIX и начала XX. Сегодня эти времена уже можно назвать далеким прошлым.

Остается предубежденность. Как ее определить? Это с трудом поддающаяся описанию и совершенно иррациональная, сидящая внутри каждого из нас уверенность в том, что мы не должны любить русских, поскольку... любовь к русским ассоциируется у нас с изменой Польше.


Останется ли этот памятник павшим советским и польским
воинам на Плацу Виленьским на варшавской Праге?
(Фото - "Курьера")

Именно это я назвал бы предубежденностью или, если говорить еще более откровенно, патологией откровенно, патологией человеческого ума.

Впрочем, разве наша более современная история сильно отличается от того, что мы пережили в минувшие века? Наверное, нет. Возьмем для примера слова Станислава Лема, который в 1939 г. жил во Львове, а затем до самой своей смерти - в Кракове.

В интервью под заголовком “Матерь Божья не придет”, данном Пшемыславу Шубартовичу, Лем говорит: “Я повидал на своем веку столько политических систем... Советы, немецкая оккупация, потом опять Советы, потом ПНР, а теперь неизвестно что”.

И добавляет: “Если бы я был на 30 лет моложе, то я бы, наверное, снова хотел уехать из Польши”. Поразительно! Так вот какими видятся наши времена выдающемуся писателю, мыслителю, классику научной фантастики.

И это говорит человек, достигший успеха, чьи книги, переведенные на 40 языков, разошлись приблизительно в 30 млн. экземпляров!

Любопытно, что Лем хорошо знает как Советский Союз, так и Россию.

И если первый он ненавидит, то ко второй относится с уважением и любовью. Более того, он даже утверждает, что "советская система была чужда русской душе, как худший из врагов".

В беседе со мной Лем неоднократно подчеркивал, что в тяжелые времена ПНР, когда он был вынужден писать "в стол", именно его знакомые русские писатели помогли преодолеть сопротивление польских цензоров, которые, хоть и не понимали, в чем суть этой научной фантастики, с большой опаской относились к слову "кибернетика".

В те времена это слово находилось под запретом, как и вся область знаний о компьютерах (которая как раз и называлась кибернетикой). Такие знания наша тогдашняя власть называла "декадентским вымыслом западного империализма".

На мой вопрос:"Вам не кажется, что, прежде чем старый режим окончательно прогнил, коммунисты подготовили себе нечто вроде удобной "загробной жизни", то есть нынешнюю Польшу?" - Лем ответил: "Трудно сказать. У меня самого было с ними немало проблем. Рукописи некоторых моих книг лежали в столе чуть ли не по десять лет, прежде чем цензор согласился пустить их в печать".

Впрочем, давайте оставим на минуту Лема, и я попытаюсь сказать несколько слов о себе самом. Я поляк, однако, возможно, мое мировоззрение претерпело некоторые изменения, а мой "горизонт событий" несколько расширился под влиянием сорока лет, проведенных в Соединенных Штатах.

Такое добровольное "изгнание" меняет взгляд на мир, но лишь поверхностно. Оно не затрагивает более глубоких слоев мозга, в которых происходит процесс обработки данных, слоев, управляющих как человеческим сознанием, так и подсознанием.

Живя на чужбине, я заметил, что ментальность типичных американцев похожа на ментальность типичных русских больше, чем, например, на западноевропейскую и уж тем более на "истинно польскую" захолустную ментальность.

И все же я продолжаю чувствовать себя поляком, как и сорок лет назад. Здесь есть над чем подумать. Подобные размышления описал в XIX веке русский публицист и философ Александр Герцен.

Как известно, значительную часть своей жизни Герцен прожил за пределами России, в Лондоне. Свои мысли он изложил в четырех томах воспоминаний "Былое и думы". Я нашел в них немало истинно русской философии жизни, а также очень доброжелательное отношение к полякам, которое, правда, разделяли немногие современники автора.

Это укрепило мою уверенность в том, что надо быть честным, хотя это, возможно, и потребует немного гражданского мужества, и сказать, что "король голый" - то есть сказать правду.

Таким простым образом я хочу ответить на доброжелательность Герцена и нескольких десятков современных русских, которых я встретил и продолжаю встречать, путешествуя по всему свету. Если среди нас не будет таких людей, наша судьба окажется в опасности. Возможно ли, чтобы мир вновь обезумел?

Станислав Лем, наш главный эксперт по предсказанию будущего, отвечал на этот вопрос утвердительно. Говорят, что величайшей мечтой Папы Иоанна Павла II было паломничество в Россию, дабы подготовить почву для соединения двух разделенных Церквей. Как известно, эта мечта не сбылась...

Впрочем, нас разделяют не только Церкви. Не слишком мирной была и наша история. Многовековая история подтверждает тот факт, что народы Польши и России неоднократно сплетались в объятиях борьбы, подобно телам двух борцов.

Иногда такие объятия ослабевают, почти размыкаются, чтобы вскоре сомкнуться с удвоенной силой. Чтобы дать этому справедливую оценку, необходимо некоторое расстояние, которого можно достичь, отдалившись от обоих противоборствующих сторон - в пространстве или во времени.

Лично я нашел нейтральную точку наблюдения в Белграде, где я научился у сербов оригинальной схеме классификации людей. Если избрать точкой отсчета Белград, то, согласно этой схеме, самые близкие люди - разумеется, сербы.

Далее идут все народы, принадлежащие к славянской семье, - поляки, русские, словаки, болгары, и все те народы, чьи языки можно хоть как-то понять без словаря.

И только потом идет "внешняя оболочка" чуждого мира - мира франкоязычного или англосаксонского. Хотя такое "сербское" понимание мира может показаться узким, примитивным или даже расистским, правда все-таки на стороне сербов!

Убежден, что в нашем подсознании или, если угодно, в наших генах закодировано чувство спонтанной доброжелательности славян по отношению к другим славянам и настороженная реакция на попытки сближения с представителями остальных наций.

Польский ученый-этнограф и писатель конца XIX века Вацлав Серошевский, много лет проживший в ссылке в Сибири и прославившийся описаниями сибирской природы, несомненно знал, что Россия - край девственной красоты. Конечно, русским можно сочувствовать - ведь у их страны невероятно драматичная история, особенно после 1917 года.

Для симметрии стоит добавить, что полякам тоже можно по разным поводам сочувствовать. Например, особо впечатлительные россияне сочувствуют нам в связи с избранием неудачного президента. Заслуживаем ли мы такого сочувствия, покажет будущее.

А теперь вернемся к беседе с Лемом, который вдохновил меня высказаться по поводу дружбы (или вражды) между поляками и русскими.

Как я уже говорил, вначале власти ПНР были не в восторге от его творчества. В преодолении барьера, препятствовавшего публикации книг, ему существенным образом помогла "дружба с русскими писателями".

Лем говорит об этом так: "Они думали примерно то же, что и я, и им нравилось то, что я писал. Они отнеслись ко мне очень сердечно - не только потому, что я свободно владею русским языком. Между нами был своего рода тихий сговор конспираторов, которые думают очень схоже, но не могут говорить об этом вслух. Много раз я уезжал из Москвы по-настоящему растроганный. Рискну утверждать, что именно их откровенно положительное отношение к моей прозе дало зеленый свет моим книгам в Польше".

Интересно, какие барьеры нам придется преодолевать в нынешней Четвертой Речи Посполитой? Хочется надеяться, что это не будут цензура и отсутствие свободы мысли и слова. Однако это могут быть барьеры, порожденные нашей собственной совестью.

Предлагаю отделить зерна от плевелов, а добро от зла, и не ставить знак равенства между народами и представляющими их политиками.

Сегодня, в эти непростые и с трудом поддающиеся расшифровке времена, все еще есть место дружбе простого россиянина с простым поляком. И если мы не будем обращать чрезмерного внимания на так называемые "патриотические вмешательства" правительств, то вместо катастрофы придем к "хэппи энду".

Говоря это, я имею в виду обе стороны. Не так давно российская Дума решила отмечать национальный праздник не 7-го, а 4-го ноября  в годовщину изгнания польской оккупационной армии из московского Кремля.

Хотя это событие произошло в 1612аг., т.е. почти 400 лет назад, власти России о нем не забыли. Видимо, они преисполнены уважения к Польше (правда, к той, начала XVII века) иначе чем же еще объяснить такой выбор? Мы польщены, более того, мы гордимся подобным отношением современной России к исторической Польше.

Впрочем, наши отношения не всегда были столь плохими, как в 1612-м, а затем в 1812-магодах, когда поляки шли на Москву в составе Великой армии Наполеона.

В качестве "исторических плюсов" стоило бы отметить события, свидетельствующие о нашей взаимной любви. Например, династия Ягеллонов, которой поляки так гордятся, вела свое начало от короля Ягелло (Ягайло). В 70-летнем возрасте этот монарх женился на 17-летней русской княжне из Великого княжества Литовского Софье Гольшанской.

От брака родились Владислав Варненский (пропавший без вести в битве с турками под болгарской Варной) и продолживший королевский род Казимир Ягеллон. Каждый из них был на три четверти русским, ибо мать самого короля Ягелло происходила из тверского княжеского дома. Не все знают и о том, что последним коронованным королем Польши был русский царь Николай I, а поляк князь Адам Чарторыский при Александре I на протяжении нескольких лет возглавлял Министерство иностранных дел. Интересно, почему в наших школах этому не учат?

Итак, каков же должен быть ответ на вопрос, вынесенный в заголовок этого эссе? Действительно ли поляки не любят русских? Ответа два. Официально и публично, а уж особенно в наших СМИ, мы говорим: Да, не любим. Однако в нашем коллективном подсознании мы говорим: Нет, любим. Такое решение этой дилеммы полностью соответствует сербской теории естественного подбора друзей в славянском и неславянском мирах. Ведь как сербы, так и русские, наши братья.

Проф. Милош Петр Внук - автор книги "Пробуждение России", изданной в США, России и Польше. Экземпляр этой книги на польском языке можно получить в торуньском издательстве Adam Marszaek (см. www.marszalek.pl) или в Фонде Яна Падеревского (см. www.fundacja-paderewski.pl). Английские и русские экземпляры доступны в Фонде Яна Падеревского.
 


Больше статей о Польше и Европе:

Польские новости

        

Наверх

       

Статьи On-line

Письма читателей
Россияне в Польше
Законы/Опасности
Экономика/Работа
Политика
Культура



Форум о Польше - http://www.forum.opolshe.ru - Польский форум


РЕКЛАМА | СТАТЬИ НА ЗАКАЗ | ФОТО УСЛУГИ | ПОДПИСКА | АРХИВ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ | ИСТОРИЯ ГАЗЕТЫ | О ГАЗЕТЕ | КОНТАКТ | ПОЛЬСКАЯ ВЕРСИЯ


Copyright © 2007 RKW International.  Все права защищены.
Использование материалов, представленных на этом сайте, только с разрешения издателя!